Область

Район

Населенный пункт  
 
СПИСОК
 
 
НА КАРТЕ
 
Добавить в маршрут
Очистить поля
МОЙ МАРШРУТ
Маршрут не задан.
(Вы можете добавить в маршрут любой населенный пункт или объект каталога нажав на линк "Добавить в маршрут")
 

ОТЧЕТ О ПОЕЗДКЕ НА АВТОМОБИЛЕ

Лето, осень, зима. Попутчики-4
Лето, осень, зима. Попутчики-4
Днепропетровк - Черкасское
Добавлен: 27 февраля 2015 г.
Просмотров: 2009
Автор: Gandzya
Продолжительность: 250 дней
Пробег: 60000 км.
Посмотреть маршрут Добавить в избранное
  Печатать
 
рейтинг: 9.9
голосов: 14
2  
Отзывы

ПУТЕШЕСТВИЕ СОСТОЯЛОСЬ НА АВТОМОБИЛЕ:
Mitsubishi Outlander
Марка: Mitsubishi Outlander
Тип и объем двигателя: 2,0
Средний расход топлива в поездке: 10 л/100км

Нет, и не под чуждым небосводом,

И не под защитой чуждых крыл,-

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

А. Ахматова

 

***

Несломленные. Мои герои. Нет, ГЕРОИ. Им пришлось убивать ради жизни, любить перед смертью, страдать от ран, мерзнуть, глохнуть, слепнуть. Ради всех нас.

- Какой красивый город у вас! Все в огнях, дети гуляют.

- Это только благодаря вам, ребята, каждому из вас, город отстояли.

- Опишите мне, хлопцы, я не вижу ничего, а в Днепре не доводилось бывать.

- Ну смотри, слева река огромная, Набережная, люди гуляют, сейчас на мост заедем, ты почувствуешь, там прямо ветер по-другому дует, справа остров Монастырский, там парк, церквушка, детские развлечения, памятник Шевченко, пляжи. Понял? – криворожанин Гриша явно чувствовал себя аборигеном.

- А мост, мост какой, расскажи.

- Мост как мост, знаешь, сколько тут этих мостов! И все разные, вон тот, видишь, слева, он еще и разводится для больших лайнеров. Корабли любишь?

- Конечно, я же из Николаева. Знаете, мама моя уже приехала в госпиталь, куда Вы меня везете, она тоже никогда в Днепре не была. Так что вы мне все побольше рассказывайте, а я ей экскурсию проведу.

Экскурсию? Но он не видит действительно, лицо все заплыло, на глазах повязка в крови. Мы вышли из машины, молча подошла Мама.

- Здравствуйте. Спасибо, что довезли. Вы уже познакомились с Моим Сыном?

- Да. Им можно гордиться.

- Я счастлива, что Это Мой Сын.

Они обнялись, постояли минуту.

-Вы обратно? Отвезите маму в город, пожалуйста, у нее автобус через 2 часа, если Вам не сложно. Мам, а ты по сторонам смотри, красиво невероятно! Я видел.

***

Я так и не смогла его разговорить, сумчанина-пехотинца, 30-ти лет отроду. Он даже имени не назвал. Когда садился в машину, очень тихо и на одном дыхании произнес:

- Нас было 24. Местность полностью контролировалась, никто не ожидал удара. Колонна танков пошла прямо на блокпост, а у нас две БМП, и те заводятся через раз. 8 ребят погибло, 8 взяли в плен, 3 раненых, остальные - пропавшие безвести, но я видел, что от них просто ничего не осталось. Всё. За несколько минут.

- КАК???

- Они звери. Мне больше нечего Вам сказать.

Он всю дорогу сидел, как каменный, сжав губы и руки до синевы. На звонки не отвечал, по сторонам не смотрел. Только вперед, в небо куда-то. Мальчишки на заднем сидении тоже не проронили ни слова, хотя поначалу собирались обсудить своё, ну и моё, как водится.

Доехали, оформились. Сумчанин  молча обнял меня и прошептал "Спа-си-бо". Я всё поняла. За молчание.

***

- Бабуля, бабуля! Папа домой едет! Ура! Его "градом" побило и он будет теперь с нами! - слышно мне каждое слово девчонки.

- Что ты несешь, дай трубку немедленно, да быстрее ты шевелись!!!!!

- Живой???!!!

- Да. Только затылок осколками посекло, а так все нормально. Подлечусь и приеду.

- Господи...

- Потом, потом разговоры, я в пути. - Марк быстро нажал отбой.

- Маленькая у Вас девочка?

- 5 лет.

- А моей 4. - Денис, как фокусник, вытащил фотографию и гордо всем нам предъявил.

- Гриша, а у Вас есть семья?

- Только мама.

- Ну так все впереди. - Я отвернулась и вдохнула побольше воздуха, говорить так легче, что ли. У Гриши осколочное ранение в пах, температура 39 и он лежит на переднем сидении, прикрыв глаза.

- Ему очень плохо, попросите, чтобы первым оформили, он еще и не ел целый день, боялся в дорогу. И он мой Друг. И Марк друг. Мы в Дебальцево вместе выжили.

- Страшно?

- Очень. Как в кино про немцев. Танки, пехота, артиллерия. Но мы насмерть стоять будем, до конца, Вы не думайте.

- Гриша, вам не больно ехать? Дорога тут не совсем ровная.

- Что Вы, мне очень хорошо, а глаза закрыл, потому что мечтаю.

- О чем, если не секрет?

- Хочу после лечения на фронт вернуться, только переживаю, чтобы туда, откуда забрали. У нас там уже семья фронтовая. Как думаете, получится?

Марк, Денис, Гриша, еще семеро мальчишек в соседних машинах, мы... В одном направлении, с одними мыслями, с одной целью. И одной мечтой.

***

- Откуда? Из Северодонецка????!!! И семья там живет?

- А что Вас так удивляет? Я - доброволец, с первых дней войны, а как же иначе?

- Удивляет, что мало патриотов из Ваших краёв. Вот почему Вы патриот?

- Я мир видел, жизнь другую, культуру, людей. Но свою страну люблю, хочу создать в ней что-то, наладить. А в госпитале есть психолог?

- А то! Даже лучше, целый капеллан-психолог!

- Я в упор стрелял в людей, не могу после этого в себя прийти, спать не могу. Понимаете? Выхода не было.

- Кто Вы на фронте?

- Сопровождаю бензовозы в Песках. На "Ниве". Честно говоря, не знаю, почему еще живой. Хотя, когда мы попали на укрепрайон сепаров, если бы не ОУН и Правый Сектор, не разговаривать мне сейчас с Вами. Они нас деблокировали и буквально на руках вынесли, это какое-то чудо.

На "Ниве". На ней, по-моему, председателей колхозов в кукурузные поля сопровождали, - промолчала я.

- Зато знаете, как люди на войне открылись? У меня теперь не друзья новые, а братья. Много братьев. Да, Серега? - он неожиданно заплакал.

- Только не стесняйтесь, плачьте, это напряжение снимет.

- Вы врач?

- Временами.

Ветер такой сильный поднялся, дождь льет, не прекращаясь, а у меня весь обратный путь перед глазами эта "Нива", побитая осколками, несущаяся между мин со своим бензовозом, а сверху сыпется совсем не снег. И цель перед глазами у Георгия из Северодонецка, патриота Украины, одна - доставить любой ценой свой груз, даже ценой жизни.

***

Таймураз, украинский казах. Из-под формы на всеобщее обозрение красуется шикарная вышиванка.

- Главное на войне - это дружба, а деньги - ерунда. Иногда полный автоматный рожок стоит дороже всего, от него жизнь зависит в прямом смысле.

- А Вы родились в Казахстане?

- Да, отец - казах, мама - русская, 20 лет назад приехали в Украину, живем тут, жена моя - украинка, дети родились в Кировограде. Служу добровольно, сам в военкомат пришел, я ведь в армии артиллеристом был, а это нужно в наше время.

- А вышиванку где такую красивую взяли?

- Тёща подарила, от отца ей досталась. Семейная. Я ее почти не снимаю, штопать только, ну или стирать.

- А воевали где?

- Под Донецком.

- Страшно было?

- Очень.

- А победить можно?

- Конечно. Других вариантов нет.

Для них в окопах и блиндажах нет других вариантов, без воды, на сухпайках, в мороз, в дождь, в грязи по колено, а здесь, сидя в тепле, занимаясь своими делами, боясь пожертвовать хотя бы минутой личного времени, находятся скулящие и депрессирующие товарищи, мнящие себя великими стратегами и тактиками. Пойдите что-то сделайте! Пообщайтесь хотя бы, теплыми словами поделитесь. Вчера наблюдала картину в госпитале. Приходит дедуля с палочкой, пакет из АТБ еле тащит и спрашивает: "Девочки, к кому реже всего ходят? Я тут пенсию получил, скупился, хочу порадовать солдат." И поверьте, на войне реже всего слышится такой привычный в мирной жизни вопрос "Когда все это кончится". Кончится тогда, когда будет Победа, и ни днём раньше. Когда же она будет? Не знаю... Но делать буду все от меня зависящее.

***

Водители-волонтеры. Один день.

- Здравствуйте! Сможете трех человек из Черкасского на вокзал отвезти? Они на костылях, сами не могут.

- Когда?

- Можно сейчас.

- Конечно,- быстро отбой и сразу же набор. - Алло, Людочка, доброе утро! Как Вы?

- Когда ехать? Да-да, одеваюсь.

Кто бы мог сомневаться! Доверяю каждому человеку из нашей команды, как себе. А иначе не продержаться. О, как раз до работы добралась, даже не заметила. Звонок.

- Аня, пятерых в Черкасское заберете, может шестерых? Уже Вас ждут.

- Да. Минут через 20-30, - отбой, набор, как можно быстрее. - Леночка, привет, не занята?

- Собираться?

- Ты сама все знаешь, к приемному. Осторожно, новые ямы.

Пару часов удалось таки поработать.

- Привет еще раз! Четверых отвезете минут через 15?

- Не вопрос, - теперь Олегу позвоню, наверное он уже освободился. - Не занят?

- Уже нет, ехать?

Звонок.

- Анечка, у нас еще трое.

- Да, я еду.

Звонок.

- Здравствуйте. С поезда сможете встретить раненых? 12 человек, в пол-одиннадцатого вечера?

- Не переживайте, встретим.

Ну, до вечера времени вагон, сейчас разок съезжу, троих своих бойцов отвезу, а потом еще на каток, наверное, успею. Так хочется воздухом свежим подышать, пообщаться с приятными людьми. Скажу Олегу, что еще работа на сегодня, да и Толик, скорее всего, вернулся, тоже сможет нам помочь. А завтра на утро Галочка просилась, а на вечер девчонки, Анечка с Леной, Марина по городу на всякий случай. Справимся. Таки можно на каток.

На перроне уже знаем до метра, где нужный вагон останавливатся, стоим рядом, рады друг другу, хотя виделись несколько часов назад.

- Ты хоть покушал?

- А как же! Я и голодный? Два слова несовместимых!

Шутим, смеемся, подтруниваем друг над другом, как-будто и нет ничего. С улыбкой встречаем пацанов, по машинам рассаживаем, разговариваем, телефонами обмениваемся и историями. Как же нам сегодня повезло - ни тумана, ни дождя, может к часу ночи вернемся. В пути смс пришло: "Счастливого пути всем вам. Жду звонка по приезде, независимо от времени суток." Мне даже сказать нечего. Только спасибо.

***

4 жизни, один вечер.

- Привет, я "Хаски", с Волыни, Саня. Киборг. Защитник донецкого аэропорта.

- Привет, я Аня. Почему Хаски?

- Позывной. И собака любимой породы.

- Ты в армии служил, Саня?

- Нет

- А как же в аэропорт попал?

- По блату! Мой дядя родной, мамин брат, служит добровольцем, так он помог устроить.

- Киборогом?

- Ну да, водителем БМП.

- Я слышала орден у тебя "За мужество". Как заработал?

- Да ерунда. Нужно было раненых из терминала забирать, командир говорит: "Я приказывать не могу, риск огромный, есть желающие?" Я подумал пару секунд и вышел из строя. Один. Выключил все огни на своей машине и в полной темноте поехал, наугад. Вывез всех живыми и технику сберег! Про меня даже по телевизору рассказали, теперь мама все время плачет и гордится мной.

- Ты, наверное, машину классно водишь.

- Да нет, что Вы, у меня и прав нет.

- Что-то поезд с твоим командиром опаздывает, а ну набери его.

- Едет, едет он, еще минут 10. И Вы знаете, даже не один. С папой. Папа тоже добровольцем хочет, как сын. Забросите их в часть?

Мы подошли к вагону, откуда вышли два Мужчины, постарше и помоложе, которые завтра уедут на передовую. Защищать Родину.

- Александр.

- Виктор.

- Здравствуйте.

Из этого же поезда вышла бабуля, еле держащаяся на ногах, с двумя пакетами.

- Мальчики, помогите мне, не могу идти. Пожалуйста.

Мои воины подхватили и бабушку, и сумочки. Шаг за шагом вели ее к выходу долгих полчаса.

- Я из Дебальцево, детки. Последним автобусом оттуда эвакуировалась, остальные начали обстреливать. У меня никого нет здесь, только сестра под Кривым Рогом, но первый рейс туда через несколько часов. А где автовокзал?

- Вы только не переживайте, довезем Вас.О хорошем думайте, все наладится, вернетесь домой скоро.

- Нет у меня больше дома, только вот эти два пакета...

- Вы кушать хотите? Как Вас зовут?

- Людмила Владимировна. Я не кушать, если можно, водички.

Побежали искать воду и все-таки еду, предупреждали милицию, чтобы с бабушкой ничего не случилось, усадили ее в теплом зале, кулечки рядом поставили.

- Держитесь, позже приедем Вас к автобусу подведем.

- Кто вы, детки?

- Саша, Саша, Витя, Аня. Военные, гражданские. Разные.

- Спасибо вам...

Всю дорогу я не могла проронить ни слова, а когда доехали, Хаски достал огромный флаг Украины, развернул его и сказал:

- Вы не могли бы здесь расписаться? Cобираю подписи защитников Украины.

- Почему я?

- Напишите что-нибудь, пожалуйста.

Написала, потом мы попрощались, постояли молча. Я все время старалась коснуться плечом бушлатов двух Саш, на рукавах которых красовался шеврон "Киборг".

- Вы только берегите себя, мальчики, мы вас очень ждем.

- Конечно. Я хочу Вам что-то оставить на память о себе, но ничего не могу придумать. Вы варенье любите? Возьмите, пожалуйста. Это мне мама передала. Малиновое.

- Спасибо, - я отвернулась, слезы все-таки предательски подступали.

- До встречи! Наверное, уже после войны...

***

- Утром выезжаем в АТО. Вы не могли бы нам что-нибудь пожелать? Просто город такой у вас хороший, красивый, очень хочется, чтобы остались здесь люди, которые будут о нас вспоминать. А мы будем звонить иногда, может и увидимся, если живы будем. Вы знаете, если кто-то ждет, то обязательно живым вернешься. Это мне еще прадед говорил в детстве, а он в войне разбирался. Дома нас мамы ждут, братья, сестры, а Днепр вылечил нас, на ноги поставил, очень теперь хотим, чтобы он тоже ждал. Мы вечером на Набережную сходили, долго там на воду смотрели, потом на пляж зашли, там чуть песка набрали в платок, чтобы летом вернуться, а я еще и ракушку нашел. Слушайте, девчонки у вас тут красивые, но мы постеснялись знакомиться, кто знает, как они к военным относятся. Может вы нас потом с кем-нибудь познакомите? Мы в долгу не останемся! А с другой стороны, хорошо, что уже на фронт, там друзья настоящие остались, надо помогать, им очень тяжело сейчас. Вчера сообщили, что командира убили, так мы плакали все, такой мужик был! Он и умер за всех нас, пацанов спасая. Теперь и за него воевать будем.

- Вы в каждом нашем сердце, ребята. Днепропетровск с вами теперь вместе дышит, с вами живет, что бы ни случилось, как бы ни было вам сложно, помните, что, по крайней мере, сотни тысяч человек с вами вместе в течение дня и ночи. Кто-то тихо читает молитву, кто-то перечисляет вам деньги на разные нужды, кто-то собирает теплую одежду и обувь, кто-то рисует рисунки, плетет маскировочные сети, кто-то вяжет вам носки, ногой покачивая люльку, а кто-то просто думает о вас и просто ждет.

***

Мир любой ценой? Мир - да, а "любой ценой" вызывает тошноту. Наши мужики, молодые, когда-то счастливые, отдавали свое здоровье и жизнь за вот это "любой ценой"? За то, чтобы чистые офисные мальчики, проводящие выходные в ночных клубах с пятницы по воскресенье никак не нарушили свой привычный уклад? Солдаты мерзли и болели в окопах, умирали и горели для Победы. Их мамы и дети плакали и ждали для Победы. Волонтеры не спали неделями и не жили почти тоже для Победы.

В зеркало заднего вида он не попадал - прямо за мной сидел, я только его слышала. "16 человек сразу, ниточки не осталось, 16 человек сразу, ни ниточки..." И так всю дорогу, без передышки. Он не видел никого и ничего, пацаны пытались успокоить, но не получалось, только тише становился этот страшный монолог.

- Старайтесь не принимать близко к сердцу, отключайтесь, просто всё прямо на его глазах случилось, - Игорь из Шостки явно пытался улучшить атмосферу.

- Да вы не переживайте, мы тут привыкшие, - хотя разве к этому можно привыкнуть. - Я же вижу, что вы все вернулись из ада.

- Чудом вернулись, всего несколько человек. Еще не знаю, как сам это переживу.

- У Вас есть родные, семья?

- Есть, но я не могу им рассказать, понимаете? Ещё и за них волноваться буду, пусть живут спокойно, насколько это вообще возможно. Сделайте музыку чуть погромче, мне так нравится гитара.

В какой-то момент мне показалось, что столкнулись два измерения: мелодия красивая из другого мира и нескончаемый монолог о погибших друзьях. Это жизнь, скорее всего, заявляла о себе громко, как при рождении, да и ночь самая темная перед рассветом. Третьего не дано.

***

На чистом русском языке он рассказывал мне про Львов. Про музеи, театры, рестораны, про экскурсии и гостиницы, про людей и дороги. Даже про троллейбусы новые рассказывал.

- Знаю, знаю, я очень люблю Ваш город, бывали там с семьей несметное количество раз, всегда с радостью и каким-то трепетом. А почему Вы по-русски говорите?

- Русская школа. И жена из Москвы.

Бандеровец, укроп, кто там ещё. Из русской школы. Из Львова. Родину в Песках защищал, там же и ранение получил.

- Ну Вы местных переубедили наконец-то?

- Не совсем. Их просто нет там давно и, наверное, никогда уже не будет. И домов их нет, и хозяйства тоже.

- Да, тяжело расплатились, мягко говоря.

- А Вы знаете, все равно их жалко, не думали, жили бедно, интересов не имели, мир не смотрели, даже Украину толком не видели.

- А как Ваша жена-москвичка? Понимает?

- Нет, я же уехал оттуда и больше не вернусь, а она только хлопнула дверью и бросила вслед: "фашист". В общем, не только домов у людей не стало, семей тоже.

- А мы из Тернополя, - раздалось сзади.

- Файне місто Тернопіль! - люблю и Ваш город, даже очень, есть на что посмотреть, куда поехать.

- Приезжайте!

- И во Львов тоже, в свой несметный раз!

- Обещаю. Вот только ноги у вас заживут. И главное случится. Самое главное для всех нас.

***

Иловайск, Луганский аэропорт, Донецкий аэропорт, Дебальцево. Горе, ужас, муки, разрушения. Пока отступаем, иногда теряем надежду, иногда её же приобретаем. Иногда ищем виноватых, иногда их находим, или нет. Время такое, но уверена, будет и лучшее. Что для этого надо? Бороться, наверное. Как это делают там, на передовой.

- Мы сможем? - чаще всего я задаю именно этот вопрос.

- Конечно.

Такой ответ получаю всегда. Понимаете? Всегда! Так говорят обожженные, окровавленные, контуженные, месяцы проведшие в окопах или плену, не видевшие своих родившихся малышей, не проводившие в первый класс, не пришедшие на выпускной. Так говорят совсем молодые мальчики, мужчины и дедушки из разных уголков Украины, говорящие, как на русском, так и на украинском языках. Так говорят шахтеры, адвокаты и сварщики, врачи, учителя и автослесари, строители, водители и бывшие диванные жители. И я теперь тоже так говорю. И думаю.

- Здравствуйте, мальчики, а я за вами!

- Жінка-водій? Це добре. А керувати вмієте?

- Немного, по крайней мере, скорости умею переключать.

- Шуткуєте?

- Та ні.

Я с удовольствием наблюдаю, как они едят бутерброды, заботливо приготовленные девочками-волонтерами, как пьют сладкий чай или кофе, которые по цвету похожи на их руки. Как смотрят уставшими глазами и звонят, наконец, своим любимым и близким. Долго-долго курят и очень много молчат.

После поездки в машине запах формы и дыма.

- Мама, ты, наверное, раненых возила?

- Да. Почему спрашиваешь?

- Войной пахнет и кровью. А совсем недавно стоял другой аромат. Помнишь, как мы ездили?

- Помню, конечно, вон сколько фотографий осталось. Только это сейчас не имеет значения, понимаешь?

- Да. Надо здесь делать все, что можешь, ведь кто-то на передовой в эту минуту отдаёт свою жизнь.

- Сама додумалась?

- Я не думала, я это знаю.

***

Никто не думал о войне. Мы все жили нормальной жизнью: работали, детей растили, учились, отдыхали, радовались, кто как умел, в меру своей фантазии. Кто-то с пивом у телевизора, кто-то под парусом, кто-то в горах, а кто-то в бассейне с коктейлем на плавучем столике. На тот момент мы уживались в одной лодке, несмотря на разницу в интересах, да и во всем другом. "Как ваша семья планирует летом отдыхать?" Ну да, отдыхать. Летом. С весной бы справиться. Как в слайд-шоу, идут и идут лица людей, с которыми мне посчастливилось встретиться в эти месяцы. Я увидела жизнь без прекрас, иногда в рваной одежде, в крови и грязи, иногда пьяную, больную, плачущую, настоящую, одним словом. И, главное, постаралась ее прожить с каждым, кто встретился в пути. "Спасибо Вам" - это то, ради чего все происходит, любимое мое слово. Хочу бесконечно его повторять бойцам, обнимая их на прощанье, а ещё своим замечательным друзьям, старым и новым, за то, что поняли, поддержали, поплакали и посмеялись со мной. Мы вдруг стали часто обниматься, видимо пытаемся друг другу силу передать и тепло. Почему-то стали раздражать паникеры и собиратели слухов, бездельники и трусы, никому и ни во что не верящие. Бог им судья. А мы с народом, что бы нас не ждало, судьба такая, наверное. Не повезло? Вряд ли, скорее наоборот. Извините, звонят.

- Привет! Я в Песках, поставьте свечку за меня, здесь просто негде.

- Да.

- Спасибо.

Мы вместе, плечо к плечу, наши мысли переплетаются даже во сне. И нас очень много. ОЧЕНЬ.

***

- У меня на днях родится дочка. Сонечка. А жалею очень, что жену беременной видел только по телефону. Она мне ММS шлет каждый день, а я наблюдаю, как животик растет. Дома 7 месяцев не был, а когда на фронт шёл, то еще ничего заметно не было. Эх, сбежать бы в роддом к ним, так ноги не ходят. Сока хотите?

- Нет-нет, пейте, я не хочу. Вы Киборг?

- Да, - он гордо погладил шеврон, - только какой-то испорченный.

- Срок годности вроде бы не истек!

- Ну у меня осколки глубоко сидели при ранении, а теперь, пока сюда довезли, они уже ближе к поверхности - железо отторгаю! Что это за Киборг! Алло! Да, да, дорогая, я тут хорошо, лучше не бывает, нет, не стреляют, в отпуск, наверное, приеду. Когда? Скоро. Приложи, пожалуйста, телефон к животу, я послушаю. Конечно слышно! А как ты думала? Шевелится, шевелится!

- У Вас есть кульки? Витьке плохо, видите? Он контуженный!

- Сейчас, сейчас, оторвите быстрее, не получается у меня одной рукой, руль не могу бросить. Вот, держите.

- Успели, спасибо. Окно разблокируйте, ему дышать надо.

Ветер полыхнул в салон первым весенним теплом, до чего хорошо, и солнце такое яркое, а какая вчера ночью луна светила, как на заставке киностудии DreamWorks, даже лучше.

- А Вы, Женя, танкист?

- А как Вы догадались?

- По комбинезону, очень уж характерный.

- Это всё волонтеры. Бундесверовский, настоящий - гордо ответил Женя, - они мне и броник подарили, но я его уже почти не ношу, от "Града" не помогает, только яма спасение.

- Олег, почему молчите? У Вас всё в порядке?

- Не спрашивайте его ни о чём, у него отец ночью умер, а мама знает, что сын ранен. Беда...

Я выключила музыку.

- Пусть играет тихонько, мы же живы пока, не выключайте, мертвых не воротишь. Хоть бы мама пережила все это, она так постарела, когда я из Иловайска выходил, теперь вот Дебальцево, папа. Не знаю, не знаю, что будет.

Приехали, попрощались, обнялись. Мне пора домой. Потому что через пару часов пора в дорогу. Ну и борщ для семьи никто не отменял.

***

Особенно красив Днепропетровск со стороны Харькова. Он появляется почти внезапно из вечерней дымки или ночной тьмы в сиянии огней, весь как на ладони, во всей своей красе. Это мой город, в котором живут Люди. Люди, которых я люблю. Сотни раз, возвращаясь из поездок, я жду этот момент, знаю точку, где открывается панорама и наслаждаюсь видом, несмотря ни на что. Радует, бойцам успела город немного показать, по улицам прокатила, что из истории знала - рассказала.

- Какая Набережная красивая, круче, чем в Киеве!

- А вон смотрите, кто это? С крыльями!

- Маргелов. Знаете такого?

- Конечно, мы же ВДВ. Нам пацаны даже на передовой рассказывали, что в Днепре такой памятник есть. Вот и увидели. А остановитесь, мы покурим возле него.

- А тот мост с арками, железнодорожный? А что за церковь там рядом?

- А где у вас пляжи? А старинное что-то есть?

- У нас в поселке в Одесской области ничего особенного нет, но Вы бы видели мое хозяйство! Дедуля виноградник оставил, так я теперь вино делаю, а ещё у меня 80 овец. А скоро еще больше будет, жена и дочки звонили, что приплод ожидается. Знаете, какие они замечательные?

- Кто? Овцы? Или девочки Ваши?

- Все!!!

- А я из Харьковской области, Изюмский район. Слышали о таком? У нас тоже красиво. Леса такие яркие, Северский Донец, рыбка, грибы. Сказка.

- Знаю, знаю Ваши места, действительно здорово.

- Я из Кировограда.

- Милый город, вот другого слова даже подобрать тяжело. Мне там очень понравилось.

- Все бы хорошо, только не знаю, что теперь жене скажу. У меня видите, что с пальцами? - парень протянул мне забинтованную руку, больше смахивающую на боксерскую перчатку. - Врачам пришлось срезать обручальное кольцо. Представляете? Говорят, по-другому никак не заживет. Как ей теперь сказать?

- Скажите как есть, она поймет.

- Вы знаете кто я по национальности?

- На вид так не определю, но какая-то южная кровь явно в Вас течет.

- Я наполовину болгарин, наполовину чечен.

- Класс! Вы очень красивый!

- А посмотрите,  какая у меня дочка! Сейчас-сейчас найду её в телефоне. Вот, смотрите...

Они радовались, как дети, вспоминали свою прошлую жизнь, звонили домой, расспрашивали, где я работаю и сколько у меня детей, как зовут моего мужа, и гордо сообщали имена всех своих близких. Они смотрели на наш город. Они отдыхали от войны.

Добавьте в Twitter Добавьте в Facebook Добавьте в Вконтакте Добавьте в Одноклассники Добавьте в Мой Мир Добавьте в Livejournal Добавьте в Google Buzz
рейтинг: 9.9
голосов: 14
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

ОТЗЫВЫ

 
 

Пользователь
Отзывов: 41
 
4 марта 2015 г. RE: Ответить
 
 Цитировать
To: nattochka8, спасибо Вам за такие слова. Пишу везде, в том числе и на улице, если есть минутка. По дороге слушаю, на обратном пути думаю. По одному сюжету собирается на отчёт.
 

Пользователь
Отзывов: 276
 
4 марта 2015 г. RE: Ответить
 
 Цитировать
Читаю, Аня, каждый Ваш отзыв. С благодарностью, комком в горле и мокрыми глазами. Когда же Вы находите время писать?